Регистрация Вход
Город
Город
Город
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Всё ли мы знаем о сказках Перро?

Рассказывать о классических сказках Шарля Перро, с одной стороны, дело благодарное, ибо, думаю, не найдется человека, который в детстве не слышал бы их от родителей. Тому же, кто же поленился читать их сам, обязательно придется прочесть их уже своим детям. Вот только скорее всего это будет не столько "оригинальный" Перро, сколько адаптированные детские пересказы Т. Габбе, А. Любарской, Н. Касаткиной и др.

То, что пересказы неизменно "облегчены" – избавлены от второстепенных деталей и лишены морали (рассчитанной на взрослых) – понятно. Ведь Перро и сам был своеобразным пересказчиком, поэтому его знаменитые сказки имели не только историю, но и довольно увлекательную предысторию.

Также не стоит забывать, что одни и те же фольклорные сюжеты были "канонизированы" не только почтенным французом, но и не менее знаменитыми немецкими филологами – братьями Гримм, из-за чего порой возникает путаница.

Судите сами…

"Спящая красавица"

Начнем с того, что "летаргическая" сказка названа у Перро несколько по-другому – "Красавица в спящем лесу" – что, согласитесь, точнее передает ее волшебную атмосферу. Во-вторых, большинство пересказов сказки обрывается на моменте пробуждения и свадьбе, в то время как в оригинале влюбленной паре предстоит еще нелегкое испытание в виде свекрови-людоедки, желающей закусить внучатами. Если же в сказке все заканчивается поцелуем – то у вас в руках вариант не Перро, а упомянутых братьев Гримм.

На этом различия между французским и немецким каноном не заканчиваются. Например, в версии Гримм после злополучного укола принцессы засыпают все жители королевства, в то время, как у Перро король и королева, как и положено ответственным царствующим особам, продолжают бодрствовать, хотя до пробуждения дочери, естественно, не доживают.

К тому же целью месье Шарля была своеобразная раскрутка фольклорных сюжетов в среде знати, поэтому он старательно очищал их от всего грубого и вульгарного, стилизовал под куртуазную литературу и наполнял приметами своего времени. Манеры героев, их одежда и трапезы превосходно отражали дворянство XVII века.

Так, в "Спящей красавице" людоедка требует подавать ей мясо детей неизменно "под соусом Роббер"; принц, разбудивший красавицу, замечает, что одета она старомодно ("воротник у нее стоячий"), а сама разбуженная обращается к принцу тоном томной капризной дамы ("Ах, это вы, принц? Вы заставили себя ждать").

"Он был в большем смущении, чем она, и поэтому не должно удивляться: у нее было время подумать о том, что она скажет…".

Кстати, мало кто помнит, что принц у Перро отнюдь не бросился вульгарно целоваться. Обнаружив принцессу, он "приблизился к ней с трепетом и восхищением и опустился подле нее на колени". Да и после пробуждения наша героиня и ее галантный кавалер не делали ничего предосудительного, а четыре часа говорили о любви, пока не перебудили весь замок.

Чтобы ввести народные сказки в высший свет, мало было облагородить их стиль и антураж. Нужно было доказать, что фольклор несет в себе и нравоучительное начало, тот "добрым молодцам урок", про который писал Пушкин. И, хотя я не очень люблю прямолобое морализаторство, понятно, что подобный шаг для Перро необходим.

"Я мог бы придать моим сказкам большую приятность, если бы позволил себе иные вольности, которыми их обычно оживляют; но желание понравиться читателям никогда не соблазняло меня настолько, чтобы я решился нарушить закон, который сам себе поставил – не писать ничего, что оскорбляло бы целомудрие или благопристойность".

(Ш. Перро)

В результате, каждую сказку Перро, подобно басням, снабжал одной (а иногда и двумя) поэтическими моралями. Правда, эти морали обращены в основном к взрослым читателям – они изящны, игривы, а порой, как говорится, имеют "двойное дно".

Даже там, где героине "Спящей красавицы" самим роком суждено уколоть руку веретеном, Перро не упускает случая пояснить, что это случилось и потому, что принцесса "отличалась… некоторым легкомыслием". А в заключительной морали осторожно критикует стремление дам побыстрее выскочить замуж:

"Немножко обождать,

чтоб подвернулся муж,

Красавец и богач к тому ж,

Вполне возможно и понятно.

Но сотню долгих лет,

в постели лежа, ждать

Для дам настолько неприятно,

Что ни одна не сможет спать…".

Сами же истоки сюжета "Спящей красавицы" теряются в глубинах Средневековья. Одна из древнейших обработок принадлежит итальянцу Джамбаттисте Базиле, опубликовавшем в 1636 году один из первых (хотя и не столь эпохальных, как "Сказки матушки Гусыни…") сборников сказок "Пентамерон" (видимо, как ответ знаменитому "Декамерону"). Стоит сказать, что этот вариант "Спящей красавицы" ныне звучит не менее скабрезно, нежели россказни Бокаччо. Героиню у Базиле зовут Талия.

Начинается сказка достаточно традиционно – со злого проклятия колдуньи и снотворного укола веретена. Правда, далее с принцессой особо не возятся, сажают ее на трон и помещают в заброшенную лесную избушку. Спустя время, как и положено, на избушку натыкается охотящийся чужеземный король, но обнаружив спящую красотку, он ведет себя совсем не куртуазно… По сути, он с точностью последовал известному пошловатому анекдоту ("– А с поцелуем торопиться не будем…"), то есть, попросту изнасиловал ничего не подозревающую принцессу (ах, извините, в сказке написано – "собрал плоды любви") и укатил восвояси. "Опыленная" красотка тихо забеременела и спустя положенный срок разродилась двойней. Волшебный "наркоз" оказался настолько силен, что она проснулась не от родов, а лишь тогда, когда малыш по ошибке начал сосать ее палец и отравленный кончик веретена выскочил. А тут и король решил вновь за "плодами любви" наведаться.

Увидев Талию с детьми, он наконец-то… влюбился, и стал проведывать их чаще. А так как наш герой был мужчиной женатым, его жена, заподозрив измену, поймала Талию с детьми и приказала из детишек котлетки мясные для муженька сделать, а любовницу в огонь бросить. Ясное дело, повар детишек пожалел, ягненка подсунул, а в итоге вместо Талии на медленном огне спалили злобную жену. Далее – полный катарсис и забавная мораль: "Некоторым всегда везет – даже когда они спят".

Думаю, теперь вам ясно, насколько "облагородил" сказку Шарль Перро. Образ вечно юной девы в летаргическом сне, ожидающей возлюбленного, оказался настолько привлекателен, что постоянно кочевал по литературе в разных обличьях. Достаточно вспомнить народную сказку "Белоснежка", "Спящую царевну" В. Жуковского, "Мертвую царевну и семь богатырей" А. Пушкина, песню группы НАУТИЛУС "Утро Полины" и многое-многое другое.

"Под горою темный вход.

Он туда скорей идет.

Перед ним во мгле печальной,

Гроб качается хрустальный,

И в хрустальном гробе том

Спит царевна вечным сном".

(А. Пушкин "Сказка о мертвой царевне…")

"…Сонные глаза ждут того, кто войдет и зажжет в них свет,

Утро Полины продолжается сто миллиардов лет…

И все эти годы я слышу, как колышется грудь,

И от ее дыханья в окнах запотело стекло,

И мне не жалко того, что так бесконечен мой путь –

В ее хрустальной спальне постоянно светло…".

(И. Кормильцев "Утро Полины")

Шарль Перро долгое время жил в замке Бретей (в 35 км от Парижа). Об этом нам напоминают 50 восковых фигур, воспроизводящих сюжеты знаменитых сказок.

"…И если мрак пещеры

Сумел ты победить,

Служенью КОРОЛЕВЕ

Посвящаешь жизнь.

Готов? – Не готов, вот видишь,

Ведь мы не из тех времён

К ней легче прийти, чем быть с ней,

Наверно, такой закон.…

Ну что ж, мечты высокие

Оставим дуракам

Пусть спит себе, спит красотка,

Каких уже нет века.

И всё же… в гробу хрустальном,

На золотых цепях

Лежит Королева тайны

С рубином в волосах".

(С. Аксененко "Королева")

Если спящие красавицы, Красные Шапочки и Золушки – персонажи исключительно сказочные, то на роль прототипа Синей Бороды претендуют как минимум два кандидата.

"Мне нынче труден мой урок.

Куда от странной грёзы деться?

Я отыскал сейчас цветок

В процессе древнем Жиль де Реца…

И, верно, дьявольская страсть

В душе вставала, словно пенье,

Что дар любви, цветок, увясть

Был брошен в книге преступленья…".

(Н. Гумилев)

Итак, представляем вашему вниманию первого кандидата – барона Жиль де Ре (де Реца). Именно про него нянюшка рассказывает юной Анжелике (той, что "маркиза ангелов"), потрясающие воображение "страшилки" о том, как в темных подвалах замка Тюффон доблестный барон всячески сексуально издевался над бессчетным множеством невинных детей, убивал их, а некоторых даже приносил в жертву сатане. Когда в 1440 году Жиля де Ре сожгли как колдуна, многие его родственники и знакомые, мягко говоря, опешили. Хронист XV века писал: "До этих событий он был гораздо более знаменит как доблестнейший из рыцарей".

А то! Жиль де Ре – бесстрашный герой Столетней войны, соратник самой Жанны Д’Арк (кстати, единственный, кто попытался освободить Орлеанскую Деву, но опоздал), получивший в 25 лет титул маршала из рук короля Карла VII. И вот какой позорный конец!

Правда, говорят, что влезший в долги барон действительно баловался алхимией, пытаясь произвести из свинца золото и поправить свое благосостояние. Золота он, разумеется, не добыл, да еще со своими кредиторами (в том числе из среды церковников) обращался грубо. За дело взялась инквизиция, а дальше шло как по маслу – пытки, "чистосердечное" признание в убийстве 140 детей и поклонении дьяволу, в результате чего (как поощрение за откровенность) барона перед сожжением "милостливо" удушили. Так и пошла гулять в народе молва о страшном бароне. Его наградили синей бородой, а невинно убиенных детей заменили невинно убиенными женами (к слову, барон был женат всего один раз, и то по расчету).

Говорят, что Перро использовал для своей сказки бретонскую балладу, героем которой был именно Жиль де Ре.

Однако, есть в этой леденящей кровь истории некоторые несоответствия. Во-первых, трупов младенцев в подвалах замка никто не находил и суду не предъявлял. Во-вторых – вся судебная комиссия была сплошь и рядом враждебно настроена к подсудимому. В-третьих – в результате этого судилища герцог Бретанский – главный кредитор барона – получил почти все его земли и недвижимость. И наконец – в руках инквизиции можно сознаться в чем угодно. Историки уже давно подозревали, что вся расправа над Жилем де Ре сфабрикована недругами. И в 1992 году специальная комиссия в Люксембургском дворце пересмотрела "дело" барона и вынесла вердикт: "Невиновен". Что же – лучше поздно, чем никогда…

А вот второй кандидат на роль Синей Бороды – английский король Генрих VIII – действительно имел слабость частенько менять жен. Однажды, когда Папа римский запретил ему развод с первой супругой, король, не долго думая, сначала сменил в стране… религию (ввел англиканство, чем избавил себя от папской власти), а затем – жену. Жен он менял шесть раз, причем в двух случаях безо всякого развода: просто обвинил в измене и отсек опостылевшие головы. Ну чем не Синяя Борода?

В заключение еще один забавный факт. Как вы думаете, против чего направил острие своей морали благородный Шарль Перро в этой страшной сказке? Против мужей-деспотов и садистов? Как бы ни так!

В первой морали писатель не столько укоряет жестокого мужа, сколько подтрунивает над женской чертой – совать нос куда не следует:

"Да, любопытство – бич.

Смущает всех оно,

На горе смертным рождено.

Примеров – тысячи,

как приглядишься малость:

Забавна женская к нескромным

тайнам страсть:

Известно ведь –

что дорого досталось,

Утратит вмиг и вкус и сласть".

А во второй морали – иронизирует уже над мужьями, которыми помыкают жены.

"Коль в голове умишко есть,

Чтоб тарабарщину растолковать мирскую,

Поймешь легко – историю такую

Лишь в сказке можем мы прочесть.

Мужей свирепых нет на свете ныне:

Запретов нет таких в помине.

Муж нынешний, хоть с ревностью знаком,

Юлит вокруг жены влюбленным петушком,

А борода его будь даже пегой масти,

Никак не разберешь – она-то в чьей же власти?".

В общем, довели мужика до ручки! Кстати, именно подобная трактовка составила суть и известного сатирического советского мультфильма 1979 г., где речь идет не столько про деспотию мужей, сколько про деспотию жен.

Ужасно интересно,

Ведь где же это он

Достал такую бороду,

Убийца и пижон.

С ума сойти от ужаса,

Вот до чего замужество

Доводит бедных жен.

А дело тут не в этом,

А в том, что бородач,

Для каждой вертихвостки,

Был герцог и богач.

...Прекрасная книга о синем кошмаре

Отличный подарок супружеской паре

И каждый сюжет - побеждает добро

Написана лично французом Перро.

(песня из м/ф "Очень Синяя Борода", сл. Ю.Кима)



Волк бы остался жив, если бы не заговорил в лесу с девочкой в красной шапочке".

(Анекдот.)

"Красная Шапочка" – хороший пример той путаницы, которая может возникнуть вокруг разных версий народных сказок. Часто под обложкой детских изданий "Сказки Ш.Перро" можно встретить оптимистичный вариант, где Шапочку с бабушкой извлекают из брюха волка бравые дровосеки, хотя подобная развязка присутствует не у Перро, а у братьев Гримм. У Перро же на самом деле – все умерли, а волк торжествует, вот и берегут издатели детскую психику вопреки авторским правам.

Впрочем, если уж касаться детской психики (и авторских прав), то в оригинальной счастливой развязке братьев Гримм добро победило прямо-таки с недетской жестокостью. Распоротым брюхом злоключения волка не заканчиваются. "Добрая девочка" посоветовала набить волку живот камнями и зашить (даже сама натаскала для этого материал). Детские пересказы об этом, конечно, снова умолчали.

Насчет истоков самого сюжета доверимся чете цюрихских букинистов Вальдманов, много лет собирающей всевозможные экспонаты, имеющие отношение к "Красной Шапочке". Так вот, Вальдманы утверждают, что самый древний вариант сказки относится к XV веку. Судя по всему, он еще мрачнее, чем версии Перро и Гримм. Там волк съедает не только бабушку, но еще и полдеревни, а героиня, посыпав голову пеплом, объявляет серому разбойнику настоящую вендетту. В итоге она заманивает убийцу в яму с кипящей смолой.

Вскоре сюжет изменился, и в ловушку стал заманивать уже волк, красноречиво играющий роль коварного мужчины-соблазнителя. А жертва, соответственно, обзаводится кокетливой красной шапочкой.

Многие из тех, кто пытается попрактиковаться на разборе сказок, часто недоумевают – почему волк не съел Шапочку еще в лесу? Да потому, что, учитывая заложенную в сказке аллегорию, это было бы убийством "на людях" (Перро так и пишет: "…в лесу были дровосеки"), а не коварством. Цель волка – обмануть, приблизиться к жертве, выдав себя за близкого человека. Развязка наступает, лишь когда "потерявшая бдительность" героиня внезапно нащупывает у "милой бабушки" зубки, и преступник оказывается полностью раскрыт.

На второй вопрос – почему это Шапочка лезет к бабушке в постель? – ответить тоже можно. Во-первых, в те времена семьи простолюдинов нередко спали все в одной постели, а во-вторых – учитывая роль волка-соблазнителя, постель выглядит в сказке вполне органично.

Это окончательно подтверждает и мораль самого Перро:

"Детишкам маленьким

не без причин

(А уж особенно девицам,

красавицам и баловницам),

В пути встречая всяческих мужчин,

Нельзя речей коварных слушать, –

Иначе волк их может скушать.

Сказал я: волк! Волков не счесть,

Но между ними есть иные

Плуты, настолько продувные,

Что, сладко источая лесть,

Девичью охраняют честь,

Сопутствуют до дома их прогулкам,

Проводят их бай-бай по темным закоулкам…

Но волк, увы, чем кажется скромней,

Тем он всегда лукавей и страшней!".

Кстати, на ранних рисунках Красная Шапочка – вполне оформившаяся девица, а отнюдь не та пухлощекая малышка, которую нарисовал Г. Доре в пуританском XIX веке. Сексуальный подтекст сказки приобрел особую популярность во времена фрейдистских толкований. А уже цитируемый нами Э. Берн усмотрел в сюжете даже… женский заговор против волка. Это, конечно, имеет смысл только в версии братьев Гримм.

"Красная Шапочка разделась и легла в постель, но тут ее немало удивило, каков у бабушки вид, когда она раздета".

"Если брать результат таким, каков он есть на самом деле, то все в целом – интрига, в сети которой попался несчастный волк: его заставили вообразить себя ловкачом, способным одурачить кого угодно, использовав девочку в качестве приманки. Тогда мораль сюжета, может быть, не в том, что маленьким девочкам надо держаться подальше от леса, где водятся волки, а в том, что волкам следует держаться подальше от девочек, которые выглядят наивно, и от их бабушек. Короче говоря: волку нельзя гулять в лесу одному. При этом возникает еще интересный вопрос: что делала мать, отправив дочь к бабушке на целый день?".

(Э. Берн "Люди, которые играют в игры")

Если "Красная Шапочка" пошла в народ в основном в оптимистической версии братьев Гримм, то "Золушку" предпочли все-таки французскую. И все по той же причине: слишком уж кровавой вышла сказка у знаменитых братьев. И не мудрено: в отличие от Перро они старались по возможности меньше вмешиваться в народные сюжеты.

Сам образ Золушки у Гримм в целом традиционен: она так же трудолюбива, добра и скромна, как и в сказке Перро. Правда, героине помогает не крестная, а настоящая мать. Помогает, естественно, через посредника: на ее могиле вырастает дерево, в ветвях которого живет белая птичка, исполняющая желания.

Знаменитые башмачки в варианте Гримм – золотые. Впрочем, и у Перро они сначала были далеко не хрустальные, а отороченные мехом. Некоторые считают, что этим мехом был знаменитый русский соболь, и в переводах пишут "соболевые башмачки". Однако случилось так, что со временем слово "vair" ("мех для оторочки") по принципу испорченного телефона преобразовалось в "verre" ("стекло"). В результате удобная и мягкая обувь превратилась в изысканные на слух, но совершенно садистские на практике "хрустальные башмачки". Золотые, впрочем, не намного удобнее.

Зато у Гримм значительно логичнее выглядит мотив побега Золушки с бала. Красавица здесь испугалась не боя часов, а попыток принца выяснить, чья же она дочь. Когда же в семью Золушки заявляется гонец с туфельками, вредным сестрам удается-таки их примерить, ради чего одна из них… отрубает себе палец, а вторая – пятку! Однако обманщиц разоблачают два голубя, напевающих:

"Погляди-ка, посмотри,

А башмачок-то весь в крови…".

На этом злоключения сестер не заканчиваются. Если в куртуазном повествовании Перро Золушка их не только прощает, но и устраивает их личную жизнь ("…выдала замуж за двух знатных придворных"), то у "народников" Гримм расправа над притеснителями героини неизбежна.

"А когда пришло время свадьбу справлять, явились и вероломные сестры – хотели к ней подольститься и разделить с ней ее счастье. И когда свадебное шествие отправилось в церковь, старшая оказалась по правую руку от невесты, а младшая по левую; и выклевали голуби каждой из них по глазу. А потом, когда возвращались назад из церкви, шла старшая по левую руку, а младшая по правую; и выклевали голуби каждой из них еще по глазу".

Вот такая сказочка, милые ребятишки...

Кстати, в последние годы в СМИ кочует информация о том, что самая древняя версия Золушки появилась из-под пера китайского писателя IX века Чуань Ченши. Мол, у него есть и мачеха, и меховые башмачки, и муж-император в награду. Тут и миниатюрная ножка героини (один из китайских канонов женской красоты) как нельзя кстати.

Как бы то ни было, "Золушка" все равно будет неизменно ассоциироваться с Шарлем Перро, как "Белоснежка" – с братьями Гримм.

И вот уже более трех веков этот с виду нехитрый сюжет служит источником вдохновения и утешения миллионам женщин планеты Земля. В глубине души каждой из них таится надежда, что они найдут своего "принца", несмотря на все жизненные неприятности.

Опросам, конечно, можно и не доверять, но в том, что сюжет "Золушки" признали самым популярным за всю историю человечества, много правды. Особенно буйным цветом он расцвел в эпоху капитализма как прекрасная иллюстрация воплощения "американской мечты". И Шарль Перро, будь он жив, мог вполне справедливо требовать авторские отчисления за любую "мыльную оперу" и мелодраму, в которых непрестанно эксплуатируется эта заветная мечта любой женщины.

Анекдот:

Пустил отец-султан по стране гонцов с хрустальной туфелькой маленького размера.

– Кому туфелька придется впору, та и есть невеста моего сына, – объявил.

И пришлась туфелька впору 1234 юным девушкам, которые вскоре и стали женами счастливого наследника султана.

И еще. Не так давно я читал, что эта прославленная сказка вкупе с "Белоснежкой" подверглась остракизму со стороны каких-то оголтелых феминисток. "Вина" этих произведений заключалась якобы в том, что они учат девочек тому, что "красивым быть выгодно". Подобное утверждение не только звучит идиотски, но и совершенно неверно по отношению к сказке. Замарашка-падчерица, на которую никто не обращает внимания, отличается от своих сестер (отнюдь не уродин) не объемом груди и талии (хотя, конечно, она "потенциально" красива), а именно скромностью, терпением, добрым сердцем и истинно куртуазной учтивостью (недаром на балу Золушка подсаживается к сестрам, осыпает их любезностями и делится "апельсинами и лимонами, которые дал ей принц"). Красота – это, скорее, волшебный Дар – внешнее вознаграждение за внутренние (в случае Перро – куртуазные) достоинства. Кстати, это подметил и психолог Э. Берн.

"Поучения, которыми Шарль Перро сопроводил историю Золушки, были, на наш взгляд, Родительскими предписаниями. Автор говорил о счастливом даре, который больше, чем красота лица; обаяние этого дара превосходит все другое. Именно это и дала Золушке фея. Она так заботливо ее наставляла, так обучала благородным манерам, что Золушка стала королевой".

(Э. Берн, "Люди, которые играют в игры")

 Сергей Курий.



Источник: http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-23465/

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

оригинально и познавательно...

Ответить

Val De Mar

Очень интересно.
Только плюс.

Ответить

NeoNila

Мы изучали это в вузе на литературе.

Ответить


putnik-ost

Занимательно,спасибо. Но мне больше нравится Гауф и Ал. Грин - люблю сказки и истории, с налетом мистициза.

Ответить

летучая мышь-убийца

очень интересно:)) читала разные варианты этих сказок, искала во всех возможных источниках)
однажды мне папа подарил сборник "Французские сказки" - перевод там был не приукрашенный, а близкий к тексту. так вот - ужаснее этих сказок разве что калмыкские (на мой взгляд)
вот уж эти французы - сплошь в сказках персонажи жрут друг друга, калечат, бродят в виде призраков мщения, мертвые оживают и начинают давить на психику живым) впрочем, так наверное во всех сказках мира))

Ответить

Стереотипа

В детстве читала братьев Гримм - дрожала от ужаса. Там в конце злодеев то четвертуют, то отрезают руки и ноги, то еще что-то страшное делают. А добрые герои через настоящие ужасы проходят. Мне кажется, детям вообще такое читать нежелательно - спать не будут.)
А вот Шарль Пьеро сделал эти сказки прекрасными. Пост очень интересный!

Ответить

Последняя тема, про красоту и хорошие личностные качества. Не соглашусь с автором. Как раз наоборот, пока только видна сромность, терпениее, доброе сердце, девушка никому не интересна. А как только появляется красивое платье и внешние признаки богатства - сразу столько внимания (в том числе со стороны принца). В этом отношении в сказке заложена не очень хорошая модель для подражания.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.